Субъективный взгляд на художественную литературу о волонтерстве (добровольчестве)

Библиоревю

1

Отблагодарить всех людей, которые помогли тебе в
этой жизни, невозможно, но ты можешь помочь другим.

Франк Майер

Спешите делать добрые дела.

Александр Яшин

Всем известно, что 2018 год объявлен Годом волонтера (добровольца), и на эту тему появилась масса самых разных публикаций. И всем, вероятно, известно, что волонтер, доброволец – это человек, абсолютно безвозмездно, «по зову души» участвующий в различных социально-значимых акциях.

Возникнув из единичных добровольных мероприятий, волонтерское движение на протяжении столетий трансформировалось в многотысячные акции помощи в совершенно разных сферах нашей жизни. Не обошли эту тему стороной и писатели.

Попробуем составить общую картину отражения темы волонтерства в художественной литературе. И хотя официальной датой основания международного волонтерского движения принято считать 1920 год, мы начнем с далекой истории.

Это было недавно, это было давно…

2

Баллады о Робин Гуде / пер. И. Ивановского. – Л, 1980.

<…>

Бедняки и бедолаги, презирая жизнь слуги,
И бездомные бродяги у кого одни долги, –
Все, кто загнан, неприкаян, в этот вольный лес бегут,
Потому что здесь хозяин – славный парень Робин Гуд!

Здесь с полслова понимают, не боятся острых слов,
Здесь с почетом принимают оторви-сорви-голов,
И скрываются до срока даже рыцари в лесах:
Кто без страха и упрека – тот всегда не при деньгах.

Знают все оленьи тропы, словно линии руки,
В прошлом слуги и холопы, ныне – вольные стрелки.
Здесь того, кто все теряет, защитят и сберегут.
По лесной стране гуляет славный парень – Робин Гуд!

<…>

Вы, конечно, узнали «Балладу о Робин Гуде» Владимира Высоцкого.

Англия. XI век. Норманны, захватив страну, согнали с давно обжитых мест саксов. Обездоленный юный Робин уходит в леса и становится предводителем разбойников – Робин Гудом. По преданию, этот герой средневековых английских народных баллад действовал со своей шайкой в Шервудском лесу около Ноттингема. Он грабил богатых и отдавал добычу беднякам. Баллады о Робин Гуде относятся к числу лучших памятников английского народного творчества. И поскольку помогал он всем бескорыстно и добровольно, мы начнем отсчитывать историю добровольчества в литературе с баллад о Робин Гуде.

Борьба с иноземными захватчиками во все времена пробуждала в людях чувство патриотизма. Именно патриотические порывы вели на защиту страны массы добровольцев. Вспомним хотя бы 1612 год – народное ополчение Минина и Пожарского.

Воззвание Кузьмы Минина к нижегородцам
(вольный стихотворный перевод А. Тремасова)

Мужие, братие, Русь в разорении,
Польские воры в Москве.
Шепчут предатели о примирении,
«Ветер» у них в голове.

Церковь унижена, всюду смятение,
Грозные вести летят.
Рати наемные делят владения,
Гибели нашей хотят.

Время велит собирать ополчение,
Семьи, дома заложить.
Выйти к Москве в боевом облачении,
Силою Зло сокрушить!

Есть воевода, чья доблесть проверена
В сечах кровавых не раз.
Знайте! Надежда еще не потеряна,
Правда и Вера за нас!

Дмитрий Пожарский народное воинство
К славным делам приведет!
Вновь обретем мы и Честь, и Достоинство,
Вражеский стяг упадет!

Нижегородцы! Свои сбережения
Жертвуем ради Руси!
Русь Православная ждет возрождения,
Боже, храни и спаси!

Воззвание Минина
(Николай Глазков)

Русь терпела всяческие беды,
Города тонули в смутном мраке:

В Новгороде ликовали шведы,
И Москвою правили поляки.
Разорялись земли государства,
Разрушались терема и храмы...
Самое дородное боярство
Оказалось неспособным самым.
Был наследник Грозного повинен
В том, что смутные настали годы...
В эти дни нижегородец Минин
Обратился к русскому народу.
Призывал он златом и булатом
Ополчиться против иноземцев,
Прозвучал его призыв набатом
И объединил единоверцев.
Собралось большое ополченье,
От врагов Москву освободило.
Таково в истории значенье
Слова, обретающего силу!

Эта же тема стала главной и во многих прозаических произведениях.

Загоскин, М. Н. Юрий Милославский, или Русские в 1612 году: роман. – М., 2011.

Пожалуй, первым среди русских писателей к теме ополчения обратился Михаил Николаевич Загоскин – автор первых русских исторических романов.

Он создал свой роман о русской смуте в 1829 году. Успех был огромным. В. Г. Белинский назвал его «первым хорошим русским романом». Книгой зачитывались: ведь в ней и война, и любовь, и самые разные мысли, и чувства героев, а вокруг – разорение, грабежи, бесчинства польских захватчиков. Молодой боярин Юрий Милославский – человек чести. И так трудно сделать выбор: служить королевичу Владиславу, которому присягнул, в надежде на прекращение кровопролития, или же, вопреки присяге, присоединиться к войску князя Дмитрия Пожарского и бороться за свободу родной земли.

3

Измайлова, И. А. 1612. «Вставайте, люди русские!». – М., 2012.

Волнуют события 1612 года писателей и в ХХ1 веке.

Книга нашей современницы Ирины Александровны Измайловой рассказывает о событиях в несколько ином ключе. Уже год длится героическая оборона Смоленска. Мужество и упорство осажденных укрепляют надежду на свободу родной земли во всех уголках страны. Отовсюду стекаются добровольцы в ряды ополчения Минина и Пожарского. И поднимает Русь на борьбу огненное слово Московского патриарха Гермогена.

Чудом спасшийся молодой смоленский воевода Михаил Шейнин и его друг Хельмут (ушедший от поляков германский наемник) пытаются спасти умирающего Гермогена из подвалов Чудова монастыря…

Минуло двести лет. 1812 год. Новое нашествие на Русь – наполеоновское. Вновь поднимается «дубина народной войны». И вновь откликается на эту тему литература. И начинают рассказ о событиях записки непосредственных участников.

Давыдов, Д. В. Записки партизана. – М., 1984.

Очень интересны и в историческом, и в художественном плане «Записки…» известного поэта, героя 1812 года Дениса Васильевича Давыдова. Автор раскрывается в них как умный, талантливый военачальник. Он доказывает необходимость партизанской войны, выступает организатором ее, очень подробно описывает ход боевых действий и перемещений партизанских отрядов от начала и до конца военных действий, анализирует результаты конкретных операций. Все это прекрасным, талантливым литературным языком. Читать очень интересно, даже хочется взять в руки карту военных действий и проследить ход описываемых событий. И неоднократно Давыдов подчеркивает, что одной из задач партизан была организация всеобщего ополчения.

4

Толстой, Л. Н. Война и мир: роман-эпопея. – (разные изд.)

Замечательно продолжает тему войны 1812 года Л. Н. Толстой в романе-эпопее «Война и мир». Можно, конечно, сказать, что эпопея Толстого совсем не о добровольчестве. Однако, читая главы о войне, поражаешься: с каким знанием предмета описывается военная тактика, ход боевых действий, перемещения партизан. Автор прекрасно знает подробности действий партизан Дениса Давыдова, на которого так похож его герой Денисов. Народная война восхищает писателя как высшее проявление патриотизма, как единение людей всех слоев в их любви к родине и в общем желании не дать врагу захватить Россию. То здесь, то там появляются в сюжете простые русские люди: просится в отряд в Денисову Тихон Щербатый, ставший отчаянным разведчиком. Рвется в бой мечтатель, романтик юный Петя Ростов. Все они, и Кутузов, и Денисов, и Долохов, и Тихон, и Петя – представители народа, сам народ. И война идет народная. Это народ поднял дубину и «Дубина народной войны поднялась со всею своею грозною и величественною силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупою простотой... не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».

Васильев, Б. Л. Были и небыли. Господа волонтеры: роман. – М., 1980.

Начавшаяся в 1876 г. сербско-турецкая война вызвала активное общественное движение в России. Около 5 тысяч добровольцев отправились в Сербию, чтобы принять участие в боевых действиях. Волонтерам этой войны посвятил свою книгу Борис Львович Васильев. Первая часть дилогии «Были и небыли» так и называется «Господа волонтеры». Писатель рассказывает о жизни большой дворянской семьи Олексиных. Его герои участвуют в военных операциях на Шипке, в Плевне и Баязете. События исторически выверены, при этом герои – живые люди, их патриотические порывы сменяет утрата иллюзий, они страдают, теряя близких и друзей...

Акунин, Б. Турецкий гамбит: роман. – (разные изд.)

Одним из самых ярких примеров военных волонтеров этой войны в современной литературе можно назвать героя Бориса Акунина Эраста Фандорина. В начале романа «Турецкий гамбит» Эраст Петрович Фандорин трудится в министерстве иностранных дел. Титулярный советник переживает душевную боль после гибели невесты и решает отправиться волонтером на войну, в надежде на то, что «вид чужой боли позволяет легче пережить свою». Как в любом авантюрно-детективно-приключенческом произведении события в романе развиваются стремительно: оказавшись на фронте за две недели до разгрома сербской армии, Фандорин успевает повоевать, попасть в плен и совершить успешный побег, спасти заблудившуюся юную девушку, смело отправившуюся на фронт к жениху, и помочь разоблачить опасного турецкого шпиона.

5

В 1844 году в России появилось первое женское волонтерское движение – сестры милосердия, но широкое распространение оно получило лишь после Крымской войны.

«Русской розой, погибшей на болгарской земле», назвал Виктор Гюго сестру милосердия Юлию Петровну Вревскую. Красавица, дочь генерала, 16-летняя Юлия стала женой боевого генерала. Оставшись вдовой в 18 лет, Юлия уезжает в Петербург, здесь она – фрейлина императрицы Марии Александровны. После того как Россия 12 апреля 1877 года объявила войну Турции, Юлия Петровна, неожиданно для всех, вступила в ряды добровольцев, добилась разрешения на свои средства организовать санитарный отряд, и сама «училась ходить за больными и утешала себя мыслью, что делает дело». Она умерла от тифа 5 февраля 1878 года. Раненые сами ухаживали за такой отзывчивой и нежной «сестренкой», сами выкопали могилу в промерзшей земле. Они же несли ее гроб. Памяти Юлии Петровны ее друзья посвятили стихотворения: «Под красным крестом» – Я. П. Полонский и стихотворение в прозе И. С. Тургенев.

Тургенев, И. С. Памяти Ю. П. Вревской // Полн. собр. соч. и писем: в 30 т. – М., 1982. – Т. 10. Повести и рассказы. 1881-1883. Стихотворения в прозе. 1878-1883. Произведения разных годов. – С. 146.

Памяти Ю. П. Вревской

(И. С. Тургенев)

На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный гошпиталь, в разоренной болгарской деревушке – с лишком две недели умирала она от тифа.
Она была в беспамятстве – и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались с своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.
Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились… два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.
Нежное кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия… не ведала – и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась – и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.
Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда – а теперь, конечно, не узнает.
Да и к чему? Жертва принесена… дело сделано.
Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу – хоть она сама и стыдилась, и чуждалась всякого спасибо.
Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!

Сентябрь, 1878 г.

Немирович-Данченко, В. И. Сестра милосердия // Русский военный рассказ XIX - начала XX века: [сб. / cост., вступ. ст. и коммент. Е. А. Глущенко]. – М., 1988.

Одним из первых прозаических произведений, где появляется пока еще мимолетный образ сестры милосердия, был рассказ Л. Н. Толстого «Севастополь в мае», из цикла «Севастопольские рассказы».

В более поздних произведениях о русско-турецкой войне 1877-1878 гг. сестра милосердия становится главной героиней. Так Василий Иванович Немирович-Данченко в рассказе «Сестра милосердия» рассказывает историю сестры Васильевой: падшая женщина милосердием искупает свой грех и становится заботливой, не щадящей себя и терпящей все тяготы военной жизни ради раненых.

Чарская, Л. А. Сестра Марина: повесть // Чарская, Л. А. Полн. собр. соч. Т. 54. – М., 2009.

В начале XX века огромной популярностью пользовались произведения Лидии Чарской. Тему сестер милосердия не обошла и она. Героиня повести «Сестра Марина» – сирота. Из милости живет Нюта в доме богатой дальней родственницы. Тихая, робкая, застенчивая девушка, мечтает о самоотверженной работе. Убежав от праздной жизни, она под именем Марины Трудовой поступает в общину сестер милосердия. Нюта ухаживает за больными, бесстрашно работает в холерном бараке, выхаживая, казалось бы, безнадежных больных. Здесь находит она друзей и личное счастье.

Минуло еще столетие. 1914 год. Первая мировая война. Сотни тысяч людей с энтузиазмом приняли новость о начале войны. Германская, британская, российская молодежь массово пошла добровольцами в армию. Масштабы добровольчества с самого начала войны огромны. К концу августа 1914 года в прусскую армию добровольно вступило около четверти миллиона добровольцев; в Великобритании – 298 293 человека, во Франции – 45 775 человек. До июня 1917 года добровольцами в Великобритании записалось 2 675 149 человек, во Франции – 187 905, по Германии общих цифр нет.

Писатели воюющих стран тоже не остались в стороне от военных действий. Например, англичанин Сомерсет Моэм служил в британском Красном Кресте в числе так называемых «Литераторов – водителей автомобилей скорой помощи». В список входили еще 23 известных писателя из Великобритании и США. Эрнест Хемингуэй тоже служил шофером-добровольцем в Красном Кресте, был ранен, в госпитале из него извлекли 26 осколков. Во время войны работала медсестрой в военном госпитале Агата Кристи.

6

Ремарк, Э. М. На западном фронте без перемен: роман. – М., 2002.

Не понаслышке знал войну и немецкий писатель Эрих Мария Ремарк: с 1916 года на фронте в окопах, пять ранений и лечение в госпиталях. Сформировавшийся пацифизм писателя нашел отражение во всех его произведениях. Замечательным примером произведений зарубежных писателей о волонтерах Первой мировой войны можно назвать, пожалуй, самое известное и лучшее его произведение – роман «На западном фронте без перемен». Ремарк показал войну глазами 20-летнего Пауля Боймера. Герои романа – волонтеры – вчерашние школьники, увлекшиеся ура-патриотическими лозунгами и поддавшиеся агитации учителей. Патриотические иллюзии молодых солдат очень быстро развеялись, остались лишь безумный страх смерти и ужас от необходимости убивать таких же людей, как они сами. Появилось понимание, что война – это не доблестная служба своей родине, а самая настоящая бойня, в которой нет ничего героического и человечного. В этом аду единственным «другом, братом и матерью» для солдата становится земля, ведь спрятаться от пуль и снарядов можно только в ее складках, воронках и впадинах. Война заставляет убивать своих, чтобы избавить их от мучений, слушать крики умирающих, которых невозможно вынести с поля боя. Одного за другим война уничтожает товарищей Пауля. Из двадцати одноклассников-волонтеров Ремарк не оставил в живых никого, в том числе и самого главного героя. «Потерянному поколению» нет места в мирной жизни.

Широкий размах добровольческое движение приняло и в России. Общей статистики по охотникам (так называли тогда волонтеров) нет, но известно, что с начала 1914 года по конец 1915 года, например, в Москве, принято охотниками 7474 человека, в Петрограде – 13848 человек.

7

Паустовский К. Г. Повесть о жизни. – М., 2007.

С началом войны добровольцами становятся многие русские писатели: Александр Иванович Куприн надел военную форму, записавшись в запасной полк, создал у себя дома маленький госпиталь на десять коек; военным корреспондентом «Русских ведомостей» отправился на фронт Валерий Брюсов; не окончив гимназию, вступил добровольцем-вольноопределяющимся в действующую армию Валентин Катаев; начал работать санитаром в одном из санитарных поездов Константин Паустовский. Много лет спустя в главной своей книге «Повесть о жизни» Константин Георгиевич писал, что воспринимал Первую мировую войну как правое дело. С огромным уважением он рассказывал о героизме русских солдат и офицеров. В рассказе «Санитар» с удивительной искренностью Паустовский писал: «Я боялся первого рейса. Я не знал, справлюсь ли с тем, чтобы обслужить сорок человек лежачих раненых. Сестер на поезде было мало. Поэтому мы, простые санитары, должны были не только обмыть, напоить и накормить всех раненых, но и проследить за их температурой, за состоянием их перевязок и вовремя дать всем лекарства».

Он честно выполнял тяжелую и грязную работу. Особенно страшно было в хирургическом блоке, где нужно было выносить ампутированные руки и ноги: «Каждые четверть часа у себя в операционном вагоне я смывал с полов …кровь, убирал заскорузлые повязки, потом меня звали к операционному столу, и я, плохо соображая, что делаю, держал ногу раненого, стараясь не смотреть, как Покровский пилит белую сахарную кость стальной цепкой пилкой. Внезапно нога делалась очень тяжелой, и сквозь какую-то муть в сознании, я соображал, что операция окончена, и относил отрезанную ногу в цинковый ящик…» (рассказ «За мутным Саном»).

Паустовский преклоняется перед мужеством, силой и добротой русского народа: «В те годы, во время службы моей на санитарном поезде, я впервые ощутил себя русским до последней прожилки. Я как бы растворился в народном разливе, среди солдат, рабочих, крестьян, мастеровых. От этого было очень уверенно на душе».

В поэзии, посвященной Первой мировой войне значительное место занимает в этот период тема сестер милосердия. Например, в 1915 году в одном из российских журналов было опубликовано стихотворение Николая Николаева «Сестра»:

Добрые, кроткие русские лица…
Белый платочек и крест на груди…
Встретишь тебя, дорогая сестрица,
Легче на сердце, светлей впереди.
Молодость, силы и душу живую,
Светлый источник любви и добра, –
Все отдала ты в годину лихую, –
Неутомимая наша сестра!
Тихая, нежная… Скорбные тени
В кротких очах глубоко залегли…
Хочется встать пред тобой на колени
И поклониться тебе до земли.

Как известно, императрица Александра Федоровна и ее старшие дочери, великие княжны Ольга и Татьяна служили дипломированными сестрами милосердия. Младшие – Мария и Анастасия – тоже посещали лазарет, беседовали с ранеными. Известно посвященное императрице стихотворение ушедшего добровольцем на фронт русского поэта Николая Степановича Гумилева:

Пока бросает ураганами
Державный Вождь свои полки,
Вы наклоняетесь над ранами
С глазами, полными тоски.

И имя Вашего Величества
Не позабудется, доколь
Смиряет смерть любви владычество
И ласка утешает боль.

Несчастных кроткая заступница,
России милая сестра,
Где Вы проходите как путница,
Там от цветов земля пестра.

Мы молим: сделай Бог Вас радостной,
А в трудный час и скорбный час
Да снизойдет к Вам Ангел благостный,
Как Вы нисходите до нас.

Гумилев, Н. С. Сестре милосердия. Ответ сестры милосердия: стихотворения // Гумилев, Н. С. Соч. в 3 т. – Т. 1. – М., 2009. – С. 372-373.

Интересны стихотворения Н. Гумилева «Сестра милосердия» и «Ответ сестры милосердия». В первом произведении воин говорит, что ему не нужна изможденная

сестра в неброской одежде, на фронте не хватает красоты и «лучше любой сестры милосердия поняла свой долг» прекрасная артистка, которая развлечет его и отвлечет от ужаса и лишений войны. Во втором – ответ сестры милосердия о том, что красота ее – это, прежде всего духовная

красота, и не дама в шелках придет на могилы воинов, ведь ее не было рядом с ними, она не разделяла их невзгоды.

Ответ сестры милосердия

(Николай Гумилев)

«…Омочу бебрян рукав в Каяле реце,
утру князю кровавые его раны на жестоцем теле».

                                                                            Плач Ярославны

Я не верю, не верю, милый,
В то, что вы обещали мне,
Это значит, вы не видали
До сих пор меня во сне.

И не знаете, что от боли
Потемнели мои глаза.
Не понять вам на бранном поле,
Как бывает горька слеза.

Нас рождали для муки крестной,
Как для светлого счастья вас,
Каждый день, что для вас воскресный.
То день страданья для нас.

Солнечное утро битвы,
Зов трубы военной – вам,
Но покинутые могилы
Навещать годами нам.

Так позвольте теми руками,
Что любили вы целовать,
Перевязывать ваши раны,
Воспаленный лоб освежать.

То же делает и ветер,
То же делает и вода,
И не скажет им «не надо»
Одинокий раненый тогда.

А когда с победы славной
Вы вернетесь из чуждых сторон,
То бебрян рукав Ярославны
Будет реять среди знамен.

Деникин, А. И. История русской смуты. – Минск, 2002.

1917 год. Революция и гражданская война разделили Россию на красных и белых. Сын выступал против отца, брат против брата. И снова добровольцы в рядах противоборствующих сторон. И снова литература откликается на актуальную тему. В качестве примера можно привести мемуары А. И. Деникина, подробно описывающие историю его Русской добровольческой армии.

Островский, Н. А. Как закалялась сталь. – М., 2012.

Рождающийся в борьбе новый строй выдвинул в первые ряды новых добровольных защитников – комсомольцев. Одним из лучших произведений об этих людях можно назвать во многом автобиографический роман Николая Островского «Как закалялась сталь». Павка Корчагин, главный его герой, до фанатизма предан идеалам революции – «борьбе за освобождение человечества». Он не щадит себя в боях, в стужу и голод строит узкоколейную дорогу, а когда здоровье выбивает его из рядов борцов, пишет книгу о своей жизни. Многие годы жизнь и книга Островского были образцом для подрастающих поколений молодежи нашей страны.

Толстой, А. Н. Хождение по мукам. – М., 2001.

В русской литературе об этом периоде продолжает развиваться и тема сестер милосердия. Их образы становятся более жизненными, глубокими, разноплановыми. Примером может служить известная и любимая читателями трилогия Алексея Николаевича Толстого «Хождение по мукам». Историю сестер Булавиных автор рассказывает, начиная с кануна Первой мировой войны и доводит до конца гражданской. Интересно, что сестрой милосердия Даша становится дважды: первый раз – в начале войны, в патриотическом порыве помогать фронту и второй раз – уже после замужества, гибели ребенка и разрыва с мужем из-за желания найти свое место в этом враждебном расколовшемся мире.

8

Долматовский Е. А. Добровольцы: роман в стихах // Долматовский Е. А. Поэмы. – М., 1985.

Гражданская война отгремела. Наконец наступил мир. Страна восстает из руин и бурно развивается. И вновь впереди комсомольцы-добровольцы. Это уже новое поколение – поколение энтузиастов-первопроходцев, строителей. Уезжают по комсомольскому призыву на стройки первых пятилеток дети Евдокии из одноименной повести Веры Пановой, о строительстве Магнитогорска рассказывает роман Валентина Катаева «Время, вперед»! – все его участники – добровольцы.

Комсомольцы-добровольцы,
Мы сильны нашей верною дружбой.
Сквозь огонь мы пойдём, если нужно
Открывать молодые пути.
Комсомольцы-добровольцы,
Надо верить, любить беззаветно,
Видеть солнце порой предрассветной,
Только так можно счастье найти!

Этот припев песни из ставшего уже классикой советского кинофильма знаком многим, если не всем. Он был снят по мотивам романа в стихах Евгения Долматовского «Добровольцы», посвященного строителям московского метро. Конечно, нужно учитывать, что произведение очень идеологизированное (автор написал его в 1956 году), но написано хорошо. Молодые люди, опоздавшие на гражданскую, не успевшие на Магнитку и Днепрострой, добровольцами идут строить метро. Их жизненная позиция – всегда быть впереди, бросаться первыми в самое трудное дело – проходит через все их судьбы. Так после пуска первой очереди метро становится летчиком Слава Уфимцев. Это он, теперь уже Карлос Родригес, летит в пылающую в огне гражданской войны Испанию:

Поедет он с чехом, мадьяром, норвежцем.
Они называют его волонтером,
Суровые люди с Испанией в сердце.
………………………………………
Спешат волонтеры в Мадрид, чтоб сражаться
За правое дело, под знамя свободы.

В сорок первом добровольцем идет в народное ополчение Николай Кайтанов, Леша Акиньшин добровольцем идет служить в подводный флот и героически погибнет, после войны друзья восстанавливают берлинское метро, а спустя много лет полковник Уфимцев работает летчиком-испытателем и мечтает о космосе.

9

Гайдар, А. П. Тимур и его команда: повесть. – М, 1981.

Но вернемся назад в довоенные годы. В 1940 году вышла в свет повесть замечательного детского писателя Аркадия Петровича Гайдара «Тимур и его команда», ставшая родоначальницей нового добровольного движения мальчишек и девчонок – тимуровцев.

Дочь красного командира Женя живет с сестрой в дачном поселке. На чердаке своего дома она обнаруживает штаб команды местных мальчишек. Оказывается, Тимур Гараев и его друзья тайно и бескорыстно помогает семьям красноармейцев: кому воду принесут, кому дрова в поленницу уложат, или найдут пропавшую кошку.  На воротах домов своих подопечных тимуровцы рисуют красную звезду. Но ребята готовы еще и постоять за правое дело, например, дать отпор местным хулиганам Мишки Квакина – разорителям окрестных садов. Смелый, честный, справедливый, надежный Тимур стал примером для подражания – таким и должен быть настоящий мужчина. Светлая, оптимистичная книга Гайдара пережила войну и социальные катаклизмы, мы давно уже живем в изменившемся мире, но люди старшего поколения до сих пор называют волонтеров «тимуровцами».

Товарищи! Граждане! Братья и сестры!

И снова страна в войне – Великой Отечественной. Уже 3 июля 1941 г. в выступлении по радио И. В. Сталин призвал вступать в Народное ополчение. Вновь добровольцы-ополченцы поднимаются на защиту родной земли: идет формирование рабочих отрядов, коммунистических батальонов, групп самообороны. Такие формирования участвовали в боях уже в начале войны в Бресте, Гродно, Перемышле, Лиепае. А. М. Колганов в «Большой Российской энциклопедии» приводит следующие сведения: «В конце июня 1941 года началось формирование дивизий народного ополчения в Ленинграде, а затем и в других городах СССР. Дивизии народного ополчения формировались в Москве, Ростове-на-Дону, Сталинграде (ныне Волгоград), Севастополе, Краснодарском крае, Кировской, Воронежской, Ярославской областях, бригада народного ополчения в Смоленске, полки, батальоны, отряды – в Курске, Туле, Калинине (ныне Тверь), Иванове, Горьком (ныне Нижний Новгород), Рязани, Брянске.

Многие дивизии народного ополчения впоследствии были переформированы в стрелковые и получили войсковые номера. Ополчение РСФСР, по приблизительному подсчету, составило около 1 млн. человек».

За этими сухими цифрами – живые люди. Какими же были они, ополченцы? Вновь обратимся к литературе.

Симонов, К. М. Живые и мертвые: трилогия. – М., 1989.

Замечательный писатель Константин Михайлович Симонов закончил свой роман «Живые и мертвые» (первую часть одноименной трилогии) в 1960 году. Можно, конечно, сказать, что книга не совсем по нашей теме, что она о месте человека на войне и т. д. но давайте вспомним ее содержание. Военный корреспондент старший политрук Иван Синцов в неразберихе первых дней войны с трудом находит редакцию своей газеты, попадает на передовую, участвует в боях в рядах полка комбрига Федора Федоровича Серпилина, выходит из окружения и вновь попадает еще в одно. Раненный и без документов добирается он до Москвы. Единственный выход для него – идти в райком партии объясняться по поводу своих утраченных документов. Здесь идет формирование добровольческого коммунистического батальона народного ополчения. Алексей Денисович Малинин, готовивший документы Синцова, когда того принимали в партию, предлагает Синцову записаться в батальон, и Синцов попадает на фронт.

Симонов рассказывает и о людях, приходящих записываться в ополчение, и о ходе непрерывных кровопролитных боев, которые ведет 31-я стрелковая дивизия, принявшая в себя московское ополчение, и горечь утрат, и долгие дороги войны…

10

Друнина, Ю. В Избранное: в 2 т. – М., 1989.

Молодые девушки в лихую годину шли добровольцами на фронт санитарками, санинструкторами – современные сестры милосердия. О них пронзительные, очень искренние стихи поэта-фронтовика Юлии Друниной:

Нет, это не заслуга, а удача
Стать девушке солдатом на войне.
Когда б сложилась жизнь моя иначе,
Как в День Победы стыдно было б мне!

С восторгом нас, девчонок, не встречали:
Нас гнал домой охрипший военком.
Так было в сорок первом. А медали
И прочие регалии потом...

Смотрю назад, в продымленные дали:
Нет, не заслугой в тот зловещий год,
А высшей честью школьницы считали
Возможность умереть за свой народ.

Позволю себе привести еще одно ее стихотворение:

Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,
Потому что имя ближе, чем «Россия»,
Никогда я не могла сыскать.

Иванов, А. С. Тени исчезают в полдень: роман. – М., 1993.

Как и во время любых войн, в этот период остро стоит проблема беженцев и сирот.

Бесконечно милосердие и сострадание народа. По всей стране в городах и селах местные жители дают приют обездоленным семьям. В далекой Сибири жители Зеленого Дола разобрали по избам приехавших беженцев. Приютил большую семью, и председатель колхоза Захар Большаков из романа Анатолия Степановича Иванова «Тени исчезают в полдень». Сыном становится для него потерявшийся во время бомбежки Миша.

Воронкова, Л. Ф. Девочка из города: повесть. – (разные изд).

О судьбе осиротевшей городской девочки, занесенной военным лихолетьем в далекое село Нечаево, рассказывает повесть детской писательницы Любови Федоровны Воронковой «Девочка из города». В доме Шалихиных заночевали беженки – две женщины с девочкой в синем капоре. Узнав, что Валентинка осталась круглой сиротой, хозяйка дома Дарья и дед решили оставить ее у себя, хотя у Дарьи своих трое детей. Трудно привыкает ребенок к непривычной среде, но постепенно оттаивает детское сердце, и Дарья становится для нее настоящей мамой, а дети – сестрами и братом.

Не будем касаться темы партизанской борьбы, подполья и движения Сопротивления: произведений на эти темы очень много как в русской, так и в зарубежной литературе. Но об одном явлении милосердия сказать необходимо. Люди разных стран и национальностей по зову сердца старались спасти от смерти обреченных узников концлагерей и гетто.

11

Майер, Д. Храброе сердце Ирены Сендлер. – М., 2013.

Книга Джека Майера построена как роман в романе. Три школьницы работают над проектом «Жизнь в банке: проект Ирена Сендлер» и узнают интересные сведения об удивительной женщине. 1942-1943 годы. Варшава оккупирована немцами. Социальному работнику Ирене Сендлер разрешили посещать Варшавское гетто. Молодая полька понимает, что евреи обречены, и она пытается спасти хотя бы детей. Рискуя жизнью, Ирена вывела из гетто и устроила в приюты и приемные семьи 2500 детей. О подвиге молодой женщины молчали более 60 лет. Когда ей исполнилось 97, она была номинирована на Нобелевскую премию Мира.

Кенэлли, Т. Список Шиндлера. – М., 1994.

В романе Томаса Кенелли «Список Шиндлера» рассказана еще одна удивительная история реального человека. Эта книга о судьбе Оскара Шиндлера, спасшего от гибели в концлагерях более тысячи людей – о «немецком бонвиване, ловком дельце, обаятельной личности, полной противоречий», как характеризует его в предисловии автор. В основе романа – беседы с пятьюдесятью людьми, спасенными Шиндлером, живущими в семи странах. Он посетил все места, упоминаемые в книге: Краков, Аушвиц и Биркенау; Плачув, где располагался концентрационный трудовой лагерь, Липовую улицу в Заблоче, где по-прежнему находятся корпуса предприятий Оскара. Он встречался с соратниками Шиндлера военных лет и послевоенными друзьями, использовал многочисленные материалы и письма, хранящимися в музее Йад Вашем или предоставленные друзьями. Результатом стала эта замечательная книга о человеке «отчаянного мужества».

Шеффер, М. Э. Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков / М. Э. Шеффер, Э. Бэрроуз. – М., 2010.

И еще одно произведение зарубежных авторов – роман Мэри Энн Шеффер и Энни Бэрроуз «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков». Идет 1946 год. Писательница Джулиет Эшфорт ищет сюжет для новой книги. А где-то далеко, на острове Гернси, живет мистер Доуси. Случайно ему в руки попала книга когда-то принадлежавшая Джулиет. Он пишет ей письмо, завязывается переписка, и писательница узнает о клубе любителей книг и пирогов из картофельных очистков. Из переписки с членами клуба Джулиет узнает об ужасах военного времени. Голод, концлагеря, отправка детей в неизвестность, куда-нибудь подальше от немецких солдат. Но даже в это страшное время жители Гернси находили силы помогать друг другу, не унывать и выжить наперекор обстоятельствам. Постепенно эти люди становятся очень близкими для Джулиет, их доброта так подействовала на писательницу, что она усыновила девочку-сироту, много пережившую за годы войны.

Мирные будни

И вновь мы вернемся в Россию Наконец война окончилась, в мирных буднях идет возрождение из руин городов и сел, и огромную работу проделали в этот период добровольцы. Но было еще одно очень важное дело: во время войны люди теряли друг друга. По зову души добровольцы помогали искать пропавших родителей, детей, пропавших без вести воинов. Активное участие в этом процессе принимают тимуровцы и красные следопыты.

Яковлев, Ю. Я. Зимородок: повесть // Яковлев Ю. Я. Жить нам суждено: повести и рассказы. – М., 1979.

В повести Юрия Яковлевича Яковлева «Зимородок» школьники случайно встречают в тире седого человека – бывшего военного летчика, который рассказывает им о подвиге партизана-подрывника, известного под именем Зимородок. Судьба этого человека заинтересовала ребят, и они начинают поиск. Начинаются встречи с участниками событий тех далеких военных лет. От бывшей подпольщицы они узнают, как Зимородок взорвал мост. Капитан милиции Сокольчик, оказавшийся после взрыва среди заложников, видел, как Зимородок сдался фашистам, чтобы не расстреляли полдеревни, и был расстрелян. Вдова командира партизанского отряда рассказала, что Зимородок представлен к награде посмертно. Ребята уверены, что герой войны жив, потому что мертвым его никто не видел и в братской могиле его нет. И не подозревают юные школьники, что живут рядом с неизвестным героем, и поиск приведет их к любимому учителю. Повесть «Зимородок» полюбилась читателям, по ней в 1972 году был снят одноименный фильм белорусскими кинематографистами, получивший приз «Алая гвоздика» как лучший фильм для детей.

12

Рыбаков, А. Н. Приключения Кроша; Каникулы Кроша; Неизвестный солдат: повести. – М. 1989.

Читатели старшего поколения когда-то зачитывались произведениями Анатолия Наумовича Рыбакова. Очень популярна была его трилогия о Кроше – Сергее Крашенинникове. Третья повесть «Неизвестный солдат» рассказывает о жизни повзрослевшего Сергея. Он работает в бригаде строителей дороги. Однажды рабочие обнаружили на участке могилу неизвестного солдата. Останки перезахоронили, но Сергей хочет вернуть безвестному герою имя. Беседы с местными жителями, поиски в музее, запросы в архивах – и скрупулезная работа приносит результат. Становятся известными имена пятерки солдат, принявших свой последний бой в этих местах. Параллельно разворачиваются события далекого военного лета, и шаг за шагом мы видим историю их подвига. И в конце повести весь коллектив дорожников поддерживает молодого поисковика – нельзя забывать своих героев. Книга была дважды экранизирована: в 1971 году вышел фильм «Минута молчания», а в 1984 – «Неизвестный солдат».

Спешите делать добрые дела

Быстро меняющиеся реалии современности вносят свои коррективы и в волонтерское движение, появляются его новые формы и направления. Любой неравнодушный человек может найти себе дело по душе. Одни помогают брошенным животным, другие опекают одиноких людей и беспомощных стариков, третьи бескорыстно помогают в проведении Олимпийских игр, четвертые находят еще какое-нибудь доброе дело.

13

Человек попал в больницу / сост. Л. Е. Улицкая. – М., 2009.

В 1989 году в Республиканскую детскую клиническую больницу (РДКБ) пришли отец Александр Мень и несколько добровольцев, чтобы помогать больным детям. Так в больнице впервые появилась Группа милосердия. Они пришли просто потому, что хотели помочь. И вот уже двадцать лет в больнице действует эффективная система, которая помогает спасать жизни, дарит надежду и учит нас всех милосердию. Называется организация – Региональный общественный благотворительный фонд помощи тяжелобольным и обездоленным детям (РОБФП). Составленный Людмилой Улицкой сборник – это воспоминания добровольцев, сотрудников Фонда, врачей, бывших пациентов, и их родителей. «Это книга боли, но еще и книга надежды. Там столько замечательных вещей происходит одновременно, и так раскрывается обычный человек! Когда случается несчастье, кто-то теряется и превращается в ничто, а какие-то люди необычайно прекрасно себя ведут», – говорит писательница. Эту книгу Людмила Евгеньевна посвятила памяти священника, ученого и интеллектуала отца Георгия Чистякова, много лет бывшего сердцем и душой Группы милосердия.

14

Беркович, М. Б. Нестрашный мир. – М., 2014.

Автору книги «Нестрашный мир» Марии Борисовне Беркович 24 года, она – дефектолог. «Педагог, психолог, нянька для детей и выросших детей, у которых – аутизм, умственная отсталость, слепоглухота, множественные нарушения развития. Маша – частный репетитор у тех, кто живет в своих квартирах со своими родителями. Маша – волонтер в детском доме для тех, от кого родители отказались», – пишет о ней автор предисловия Л. Аркус. В книге собраны рабочие записи автора, ее дневники и письма к друзьям. Маша твердо уверена: «необучаемый ребенок – это ребенок, которого не обучают, только и всего. У Бога необучаемых нет».

О том, какая это книга говорят отзывы, помещенные в ней.

Поэт Дмитрий Воденников: «Книга – это не таблетка (выпил и забыл, сняв боль или разочарование). Книга – это процедура. Проходя эту процедуру (читая книгу), ты узнаешь, что у тебя на самом деле болит и что есть в тебе мертвого или лживого.

Например, ты вдруг понимаешь, что в тебе нет любви. И что ты всего лишь врешь себе (что она есть) ежедневно. А у кого-то она – самая настоящая.

Книга Марии Беркович «Нестрашный мир» – именно об этом.

Только речь в ней идет не о любви к единичному человеку, а о любви к «особым» детям. Которых надо просто научиться через всю нашу невозможность и обоюдную инаковость понимать и хоть как-то слышать… ничего не требуя взамен».

Журналист Валерий Панюшкин: «Она написала книгу про то, что мир – не страшный. Я не должен бояться детей, не умеющих видеть, слышать, говорить, ходить, есть. Я не виноват в их несчастьях и не должен испытывать по отношению к ним чувства вины. Я могу помочь им или могу хотя бы знать, что есть люди, которые им помогают. Если я захочу помочь им, то испытаю любовь и нежность... И эти дети никогда не будут оценивать меня с точки зрения моей конкурентоспособности».

15

Венедиктова, Ю. А. Армас. Зона надежды. – М., 2015.

Повесть Юлии Венедиктовой «Армас. Зона надежды» о добровольцах из поисково-спасательного отряда. Здесь нет равнодушных: каждый отдает свои силы полностью, ведь от их поисков зависят жизни потерявшихся людей. День, когда потерялась Агата Армас, стал днем рождения отряда. Для тяжело больной 15-летней Агаты отряд стал целым миром, это ее глазами мы видим события.

Последние пять лет Агата живет в онкологическом отделении больницы, почти не покидая ее. Начало лета. Судьба дает ей неделю свободы: от субботы до воскресенья, наполненные событиями, ощущением свободы и радости от того, что можно просто быть рядом с тем, кого любишь и заниматься интересным делом. Сбежав из больницы, Агата проводит дни в отряде. Кроме поисков, «армасовцы» шефствуют над детским домом и пробуют себя в роли больничных клоунов. Юлия Венедиктова, работая над повестью, изучала материалы о деятельности поискового отряда «Лиза Алерт» и была поражена масштабом его деятельности и количеством проблем, с которыми приходится сталкиваться волонтерам. Ей захотелось рассказать об этих людях. Показать этот мир глазами подростка, соединив подростковый максимализм и взрослое сознание, бытовые проблемы и человеческое великодушие, отчаяние и надежду. В книге много добра, заботы, любви и веры. Читаешь и невозможно оторваться.

16

Черниенко, О. С любовью ко всему живому. Рассказы о животных. – М., 2016.

Невозможно оставаться беспристрастным, читая рассказы Ольги Черниенко – так много в них любви к «братьям нашим меньшим». Автор не грешит против истины: все ее герои – животные и люди – вполне реальны, все истории, трагические и со счастливым концом, происходили на самом деле. Многие факты, о которых идет речь в рассказах, известны лишь единицам. Например, история школы собак-ищеек в дореволюционной России и легендарного добермана по кличке Треф. А рядом кормит голубей и бездомных животных удивительно скромный человек – Георгий Михайлович Вицин. Здесь и будни волонтеров, заботящихся о брошенных животных, и история поисков собаки-поводыря, выброшенной из автобуса водителем, и трагедия подопытных лабораторных животных, и гибель легендарного «Титаника» в 1912 году.  Очень точно сказала о книге в своей рецензии Елизавета Булавина: «Все это – истории, трагизм которых поражает в самое сердце. Читать их порой грустно до слез, больно и нелицеприятно. Но боль эта говорит о проснувшемся неравнодушии и сострадании. Значит, автор попал в точку и его посыл дошел до читателя. Душа болит – значит, она еще жива. А значит, есть шанс что-то исправить – услышать молчаливый призыв о помощи и ответить на него…»

Вебб, Х. Щенок Гарри, или Здравствуй, дом! – М., 2009.

Холли Вебб (Уэбб) – автор более 60 книг для детей. Вот и повесть «Щенок Гарри, или Здравствуй, дом!» – тоже детская. Грейс живет с мамой, папой и братом на восьмом этаже в маленькой квартирке. Там нельзя заводить животных, а девочка так мечтает о собаке. А недалеко от дома находится приют, обитатели которого мечтают о доме и хозяине. И Грейс становится волонтером. Здесь состоялось ее знакомство с щенком Гарри, хозяйке которого пришлось уехать в Америку и оставить щенка в приюте. Трогательная история зарождения дружбы между собакой и девочкой и конечно же благополучный конец.

Знакомясь с книгами современных зарубежных и отечественных писателей, можно отметить, что довольно большое количество произведений посвящено не организациям волонтеров, а конкретным людям, сделавшим главным делом жизни помощь другим.

17

Жвалевский, А. Пока я на краю / А. Жвалевский, Е. Пастернак. – М., 2016.

Повесть Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Пока я на краю» интересна и подросткам, и родителям взрослеющих детей, поскольку поднятые в ней проблемы никого не оставят равнодушными. Она о подростковом суициде, взаимоотношениях в семье, вечном конфликте отцов и детей, а еще она о доброте, человечности, сострадании, милосердии и ответственности. Десятикласснице Алке кажется, что ее никто не понимает, ей надоела школа, бесят толпа и люди, мамины планы ее учебы в университете, папино безразличие... Типичные эмоции для подростка, у которого на душе очень тяжело. Все настолько переплелось, настолько мрачно, что единственным выходом видится выход с крыши. Трагедия не произошла благодаря знакомству с Яковом, Фростом, Хантером, Земекисом и Пантой. Они помогают подросткам преодолеть проблемы, предотвратить самоубийство, и Алка тоже становится антикризисным менеджером. Теперь уже она помогает нескольким подросткам, которые также как она когда-то стояли «на краю».

Хайд, К. Р. Не отпускай меня никогда. – М., 2017.

Жители многоквартирного дома в книге Кэтрин Райан Хайд живут, как и большинство людей: работа, дом и снова работа, ссоры и споры, мелкие дрязги – обычная рутина. А рядом каждый день с утра до вечера сидит десятилетняя Грейс. Девочка многое знает о жизни: она знает, что такое наркотики и зависимость, потому что ее мама – наркоманка. До судьбы дочери ей нет дела, и органы опеки в любой момент могут отобрать Грейс у такой мамы и отдать в приют.

Однажды Грейс замечает бывший танцор с Бродвея, Билли. Вот уже десять лет он ни с кем не общался, даже не выходил из дома – Билли страдает агорафобией. С появлением Грейс со спокойной тихой жизнью пришлось распроститься. Большая беда маленькой девочки заставила Билли преодолеть собственные страхи и даже объединиться с соседями, чтобы помочь девочке. Очень хорошо сказано о книге в одном из отзывов читателей: «Билли понял простую и очень важную истину: когда тебе плохо, найди того, кому еще хуже, и протяни руку. «Не отпускай меня никогда» – это трогательная, смешная и жизнеутверждающая история о том, как доброта и смелость маленькой девочки творят чудеса со взрослыми людьми».

О'Рейлли, Б. Анжелина и холостяки. – М., 2014.

Героиня романа Брайана О’Рейлли Анжелина внезапно теряет любимого мужа, фирма, где она работала, закрывается, и молодая вдова осталась без средств к существованию. Жизнь внезапно рухнула, и единственным утешением для Анжелины оказалась кулинария. Целыми днями стоит она у плиты. Вот только попробовать кулинарные шедевры некому. И героине приходит замечательная мысль: открыть ресторан на дому. Так постепенно у Анжелины стали собираться холостяки – мужчины, не избалованные ни женским вниманием, ни вкусной едой, которые образуют своеобразный клуб почитателей ее кухни. Совершенно разные люди они постепенно начинают общаться, дружить, а при необходимости могут и прийти на помощь.

Погружаясь в необъятное море литературы, все больше убеждаешься, что тема волонтерства неисчерпаема, как неисчерпаема наша жизнь. Ведь каждый человек, открытый страданиям других, готов бескорыстно прийти на помощь. А наше библиоревю подошло к концу. Выбирайте, что вам ближе и читайте.

 

Наталья Гаева

© 2016 - 2019 МКУК ЦБС города Челябинска