Когда речь идет о театре – это значит, о людях театра, тех, кто посвятил свою жизнь служению искусству. А каким был этот трудный путь восхождения, проследим на примере конкретных артистов, режиссеров.

1

Люди творческие, стремясь подчеркнуть свой богатый личный опыт, нередко заявляют: «Я прожил не одну жизнь, а несколько», – и порой это отдает некоторой театральностью. Когда же нечто подобное говорил о себе Владимир Немирович-Данченко, фраза звучала абсолютно естественно. Незабываемые встречи с Александром Островским, Иваном Тургеневым, Львом Толстым, дружба с Антоном Чеховым, тесное сотрудничество с Максимом Горьким и Леонидом Андреевым, постановка пьес Николая Погодина, Александра Корнейчука, Леонида Леонова, нормальные, «рабочие» взаимоотношения, как с властями Российской империи, так и с Советами, – разве все это не подтверждает такую саморекомендацию? Начинал он как театральный критик, выступал с обзорами в журналах «Будильник», «Артист», «Стрекоза». Пробовал силы в прозе и драматургии – довольно успешно. Его дебютная пьеса «Шиповник» прошла в Малом театре под зрительские овации. А за «Цену жизни» Владимир Иванович удостоился в 1896 году Грибоедовской премии. Хотя от нее отказался, поскольку счел, что чеховская «Чайка» заслуживает высокого призвания и поощрения куда больше. Будучи разносторонне одаренным, он отдавал себе отчет: соперничать с большими писателями в литературном мастерстве – не его стезя. И готовился к иной миссии. Как правило, его имя находится в тени Константина Станиславского. Но это – не показатель того, что в деле создания МХТ Немирович-Данченко играл второстепенную роль. Главным вдохновителем, инициатором, генератором первого и самого важного импульса являлся именно он. К моменту исторической встречи отцов-основателей Владимир Иванович, являлся известным драматургом, преподавал в училище Московского филармонического общества и заслужил репутацию блестящего педагога. У него учились такие звезды, как Иван Москвин и Всеволод Мейерхольд, Ольга Книппер и Маргарита Савицкая. В письме управляющему императорскими московскими театрами Немирович-Данченко предлагал реформировать Малый театр. Тогда же подыскивал соратника и вдруг – «в первый раз… вспомнил о Станиславском». Получив приглашение от Немировича, Станиславский ответил мгновенно. Партнеры разработали план дальнейших действий, обсудили финансовые вопросы, будущий репертуар, специфические тонкости ангажемента, принципы сценической этики, особенности художественных идеалов, говорили и о создании элементарных удобств, как для актеров, так и для гримеров, суфлеров, портных. Эти совершенно разные люди вместе плодотворно трудились более четырех десятилетий – это случай в истории мировой сцены беспрецедентный. Все заботы о театре – переговоры с драматургами, меценатами, проблемы, связанные с распространением билетов и контрамарок, работой буфета и библиотеки – лежали на плечах Немировича. Хватало у него сил и времени на творчество. Он планировал постановки, заменял Станиславского на репетициях, брал на себя обязанности режиссера и Московский художественный держался на нем. Владимир Иванович справлялся с неподъемной для простого смертного грудой дел. МХАТ СССР был официально признан первым и лучшим драматическим театром в стране (Свой, 2018, №12).

2

Наш собеседник больше 40 лет назад переступил порог московского государственного академического театра оперетты и в нем остался. Начинал Владимир Исидорович Тартаковский как директор, сегодня он еще и художественный руководитель театра. В репертуаре театра – и классические оперетты, и мюзиклы. Среди последних особое место занимают «флагманские» постановки – мюзиклы-проекты. Сегодня это – «Анна Каренина». В прошлом году лицензию на этот спектакль купила Южная Корея. Это первый случай в истории отечественного «мюзиклопроизводства», чтобы иностранное государство приобрело права на постановку российского музыкального спектакля. Среди последних работ – «Граф Орлов», «Монте-Кристо». В репертуаре два детских спектакля «Маугли», «Золушка». Школьники, родители с детьми приходят на «Веселую вдову», «Сильву», «Фанфан-Тюльпан», «Джейн Эйр». «Первые впечатления детства – они очень важны. Если ребятам нравится то, что они видят, они становятся нашими потенциальными зрителями. В труппе много молодежи. Кроме того – курс Щукинского училища, из которого многие ребята уже участвуют в наших спектаклях. Театр всегда должен смотреть вперед. У меня уже на три года план расписан. Чтобы идею реализовать, надо чтобы художник придумал сценографию, создал эскизы и так далее. Ведь любой наш спектакль – это оркестр, балет, ансамбль, хор, постановочная часть, декорации», – говорит в интервью Владимир Тартаковский. (Смена, 2019, №1).

Анна Аглатова – солистка Государственного академического Большого театра России. Еще в начале творческого пути, будучи студенткой музыкального училища, она стала стипендианткой Международного Благотворительного Фонда Владимира Спивакова, а в 2006 году победила в конкурсе молодых певцов «Новые голоса». В 2009 году – была удостоена особого молодежного гранта и премии «Триумф», в 2014 – получила премию Президента Российской Федерации – «Для молодых деятелей культуры», которая является высшим признанием заслуг перед обществом. Анна не только обладает красивым, сильным голосом, но и наделена блестящим артистическим даром. Мюзетта – в опере «Богема» и Лю – в «Принцессе Турандот» Дж. Пуччини, Пашина – в «Волшебной флейте», Донна Анна – в «Дон Жуане» – вот не полный перечень созданных певицей на сцене образов, запомнившихся зрителям. На вопрос о музыкальной семье, Анна ответила: «Родители моего папы очень музыкальные люди, один из дедушек был профессиональным гитаристом, папин брат тоже музыкант, прекрасно играл на аккордеоне, к тому же у него красивейший голос от природы. Одна из бабушек была профессиональной певицей». А на вопрос корреспондента, какого зрителя хотелось видеть в зале, Анна ответила: «Культурного. Хочется видеть проявление культуры со стороны со стороны публики – ведь это не требует никаких усилий, ни финансовых, ни физических. «Наша профессия очень сложна, на сцене мы, артисты, «оголены» – очень чувствительны, и малейшее неуважение зрителя нас всех сильно ранит» (Смена, 2018, №7).

3

Актриса Театра Олега Табакова Аня Чиповская в прошлом сезоне сыграла приму английской сцены в спектакле «Кинастон», что не осталось без внимания зрителей. Работа попала в лонг-лист премии «Звезда Театрала». «Кинастон» стал последним спектаклем, премьеру которого видел Олег Табаков. Результатом он остался доволен. Ему очень нравилось, что эта работа об актерской природе, о закулисном мире. «Спектакли идут не один сезон. Например, «Женитьбу Белугина» мы играем уже 10 лет. Если каждый раз играть ее одинаково, то можно с ума сойти. Это скучно. А во-вторых, противоречит природе театра, поскольку спектакль это же не кинопленка. Да и кино, если вы пересматриваете, во многом зависит от вашего настроения или внешних обстоятельств. Бывает, что сюжет раскрывается по-другому, а спектакль – это вообще «здесь и сейчас. Если спектакль крепкий, все в принципе должно пройти хорошо. А если вам это еще и нравится, если у вас еще и партнер классный, то это приносит удовольствие», – утверждает Аня (Театрал, 2018, №9).

В премьере «Дон Жуана» режиссер Егор Перегудов объединил сатириконовцев всех поколений – от начинающих артистов до худрука Константина Райкина, который так говорит об этой работе: «Дон Жуан», одна из самых блистательных пьес в истории человечества. Она несет в себе возрожденческое отношение к человеку. Пьеса веселая, игровая, театральная. Дон Жуан и Сганарель – это две половинки одного яблока, два человека, которые не могут жить друг без друга. Они все время спорят, и этот диспут – главная суть жизни. На их диалоге строится вся конструкция пьесы. В спектакле сошлись артисты всех возрастов (Театрал, 2018, №9).

4

Сын Владимира Высоцкого Никита охотно согласился стать героем спецпроекта «Театрала» «Дети закулисья», однако сразу предупредил: «Я не так часто бывал за кулисами, чем не похож на многих театральных детей. Отца не стало, когда мне еще не исполнилось шестнадцати». Первые театральные впечатления Никиты связаны с «Таганкой» не походом в театр в общепринятом смысле, потому что на «Таганке» детских спектаклей не было. Настоящие культпоходы происходили в кукольные театры. А про «Таганку» другие воспоминания. Они связаны с какой-то особой атмосферой, загадочной, непредсказуемой. С тем, что людей, которых ты хорошо знаешь и называешь «дядя Валера» и «дядя Веня», вдруг видишь одетыми в какие-то непонятные костюмы, например, в солдатские шинели. И отец не такой, как всегда… Но эти детские воспоминания ничем не затмить. Я очень любил этот театр и долго был уверен, что театр и должен быть таким. «К своим 16 годам, – говорит Никита, – я был довольно инфантильный, но как-то быстро повзрослел, и вся моя жизнь очень сильно изменилась после смерти отца. Я себе твердо сказал, что я хочу быть актером, и я это сделаю». Никита учился в Школе-студии МХАТ на курсе у Олега Николаевича Ефремова, играл в театре «Современник-2». Позже играл в Театре на Таганке, в МХТ им. Чехова, Театре Луны, в «Современнике». С 1989 года снимается в кино, пишет сценарии. С 1995 года работает как продюсер и режиссер. С 1996 года – директор Государственного культурного центра В.С. Высоцкого. С 1997 года – учредитель и исполнительный директор Благотворительного фонда Владимира Высоцкого. С сентября 2012 года преподает на кафедре режиссуры и актерского мастерства во МГУКИ. Режиссер и педагог в мастерской Николая Скорика (Театрал, 2018, №9).

5

Когда в 1942 году в селе Малмыж, что стоит на Вятке, родился ребенок, его назвали Александром. Отец мальчика – декан исторического факультета Александр Иванович Калягин – писал жене: «Ну что же, давай назовем его так: Александр – хорошее имя, славное и имеющее героическое прошлое. Итак, решено – Александр Александрович Калягин!» И все же, несмотря на всю любовь к театру, работа актера казалась Сашиной матери несерьезной. Поэтому, когда сын окончил школу, на семейном совете было решено, что Калягин поступит в медицинское училище, чтобы иметь в руках «настоящую» профессию. Училище он окончил и даже несколько лет проработал фельдшером на «Скорой помощи», однако мечта о театре не оставляла его. Сегодня Калягину уже за 75, но он по-прежнему много работает и в театре, и в кино. «Я бывший медик. Я актер. Который, конечно же, должен заниматься человековедением», – делает вывод Александр Александрович Калягин (Смена, 2018, №6).

Денис Дмитриев – премьер балетной труппы Московского государственного музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Незабываемый Зигфрид в «Лебедином озере», принц в балете «Щелкунчик», граф Альберт в «Жизели», Вронский в «Анне Карениной»… Талантливый молодой танцовщик, обладающий при этом красивой внешностью, он буквально создан для этих ролей. На вопрос, как Денис пришел в балет, он ответил, что в детстве даже не представлял себе, что это такое. Родился и вырос в Саратове, после учебы в школе занимался плаванием. Но бывает так, что во все вмешивается его величество случай! Однажды с мамой проходили мимо хореографического училища и увидели объявление – проходил набор детей. Мама сказала – попытайся, попробуй себя. А почему бы и нет? Я пришел на кастинг и прошел все туры. Первые три года обучения мне не очень нравились, потому что в классе, у станка, нужно монотонно, изо дня в день, повторять одни и те же упражнения, движения. На четвертом году обучения что-то во мне изменилось, и я стал заниматься с большим удовольствием, все больше углублялся в процесс обучения, и так втянулся, что уже не мыслил себя вне танца. Балет захватил меня!– рассказал Денис. Помимо балета Денис любит жизненные, драматические фильмы, слушает музыку всех стилей и направлений – от классики до рэпа. Из современных танцовщиков ему нравится Вадим Мунтагиров, Руслан Скворцов, Артем Овчаренко, Леонид Сарафанов, Роберто Боле, Карлос Акоста… И на традиционный вопрос: Какого зрителя хотелось бы видеть в зале, он ответил: «Умного, думающего, мудрого зрителя. Зрителя, который бы не поддавался рекламе, по принципу: все идут, и я тоже пойду. Хотелось бы, чтобы зритель приходил в театр и открывал для себя новых артистов» (Смена, 2018, №2).

Фамилия Чехов в России, ассоциируется в основном с писателем Антоном Павловичем, хотя среди членов этой семьи было и немало других талантов. Многие вспомнят Ольгу Леонардовну Книппер-Чехову, жену писателя, одну из величайших актрис МХАТа. Другим припомнится Ольга Чехова, племянница Ольги Леонардовны, русская, а впоследствии немецкая актриса. И, конечно, найдутся те, кто вспомнит Михаила Чехова – великого русского актера и педагога, чей вклад в актерское образование специалисты считают ничуть не меньшим, чем вклад Станиславского. Выходец из этой блестящей семьи сегодня несправедливо практически забыт на родине, хотя в мире о нем помнят прекрасно – многие голливудские звезды учились как по «системе» Михаила Чехова, так и брали уроки у него лично. Среди них – Клинт Иствуд, Мэрилин Монро и Грегори Пек. Кем же был Михаил Чехов, как оказался в Голливуде, и почему о нем так мало знают сегодня? Михаил Александрович Чехов появился на свет в 1891 году в Петербурге, в семье Александра Павловича Чехова – брата Антона Павловича. Впрочем, тогда автор «Вишневого сада» и «Трех сестер» еще не был отправной точкой семьи, от которой отсчитывалось знаменитое родство. С самого детства Михаил показывал себя ребенком, одаренным в различных областях. В 1907 году он поступил в Театральную школу при театре Литературно-художественного общества и вскоре начал выступать в школьных спектаклях. По окончании школы был принят в Суворинский театр. Но не это было его мечтой, всей душой он желал попасть в главный театр – Московский Художественный. В автобиографической книге «Путь актера» Михаил Чехов вспоминал: «В театре меня встретил сам Станиславский. Увидев его величественную фигуру и седые волосы, я перестал что-либо соображать и чувствовать… В моем сознании неотступно звучало слово: «Станиславский, Станиславский». Несмотря на то, что режиссер был скуп на похвалу, в июне 1912 года молодого актера Михаила Чехова приняли в театр. По окончании первого сезона стало ясно, что великий режиссер не ошибся с выбором. Так он оценил потенциал Чехова: «Без всяких сомнений – талантлив, обаятелен. Одна из настоящих надежд будущего». Помимо службы в Художественном театре, Михаил Чехов работал в Первой студии при театре. Сыграл Чехов и Гамлета, но сам этой своей ролью был не очень доволен. Работа над такими сложными ролями не могла не сказаться на здоровье Михаила Александровича. Он подал прошение разрешить ему выезд за границу на лечение, получив его в июле того же года покинул страну и отправился в Германию. За его плечами упорная работа в Германии, Париже, Латвии, Америке. Учиться у него считалось престижным и полезным, через «школу» Чехова прошли многие популярные актеры тех лет (Смена, 2018, №11).

«Облако, парящее над землей» – так называли балерину Анну Павлову современники. Она действительно не танцевала, а словно парила над сценой. И не интересовало ее ничего, кроме театра, кроме балета. Другие примы Мариинки крутили романы с членами императорской семьи и не только, коллекционировали драгоценности, меха, особняки. Для нее этого словно не существовало. Она танцевала – и только в этом была вся ее жизнь. В 1891 году девочку приняли в балетное училище. Дисциплина там была очень строгая. Занятия только балетным искусством длились по 8 часов ежедневно. И более крепкие не всегда выдерживали – уходили. Некоторые, но не Анна. Уже тогда у Анны Павловой проявился боевой дух и колоссальная сила воли. Она старалась быть лучше всех, хотя из-за слабого здоровья переносить такие нагрузки ей было тяжело. Поначалу многие педагоги сомневались, что из девочки выйдет толк. Но их сомнения развеялись уже после первого года обучения. Хрупкая девочка выросла, окрепла, освоила начальную технику. И раскрыла свой талант, которому среди других учениц балетной школы не было равных. Во время учебы Анны к ним в училище приехала с визитом царская семья. В 1898 году 16-летняя Анна окончила училище с «красным» дипломом и присвоением звания «первой танцовщицы». Молодая выпускница сразу попала в состав Мариинского театра. О дальнейшей судьбе Анны Павловой читайте в очерке Светланы Бестужевой-Лады «Облако, парящее над землей» (Смена, 2019, №3).

6

На протяжении многолетней истории «Сатирикон» переживал разные периоды, но сейчас наступил самый сложный. Дело в том, что никто не может назвать сроков окончания реконструкции, и коллектив не первый год продолжает вести кочевую жизнь, выпуская в таких условиях на порядок меньше спектаклей. Интервью состоялось в преддверии знакового события: весной исполнилось тридцать лет с того момента, как Константин Райкин стал художественным руководителем театра. «Я люблю режиссуру через актера. Все время проверяю себя, как зритель: что на меня больше действует? Как бы ни был оснащен спектакль, какой бы электроникой он ни был напичкан, а все равно главную эмоцию, потрясение ты получаешь только через игру артистов. Зритель в какой-то момент спектакля обязательно должен забыть, что находится в театре», – считает Константин Райкин. На вопрос о сроке жизни спектаклей, Константин ответил: «Мало верю в 20-летние, 30-летние спектакли. Думаю, они часто лишаются той энергии и свежести, которая сопутствовала им в первые годы жизни спектакля. Это объективные вещи. Кроме того, чтобы спектакль не развалился, он должен идти не меньше четырех раз в месяц. Тогда он в хорошей форме». (Театрал, 2018, №5).

Продолжить знакомство с журналами «Театрал», «Смена», «Свой», в которых постоянные рубрики посвящены театральным деятелям, приглашаем в зал оперативной информации Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина по адресу: ул. Коммуны, 69. Тел.: 264-75-19.

 

Наташа Крылова

© 2016 - 2019 МКУК ЦБС города Челябинска