1 апреля исполняется 210 лет со дня рождения русского писателя Николая Васильевича Гоголя (1809-1852). Вспомним известные произведения Н.В. Гоголя и литературных героев, обратившись к публикациям писателей, литературных критиков и исследователей творчества великого писателя.

1 2

Игорь Алексеевич Виноградов – доктор филологических наук, член Союза писателей России, составитель и автор сопроводительных статей и комментариев Полного собрания сочинений и писем Гоголя в 17 томах, составитель трехтомного свода «Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников», семитомной «Летописи жизни и творчества Н.В. Гоголя», а также нескольких комментированных изданий гоголевских произведений в сериях «Школьная библиотека», «Новая школьная библиотека». Статья И.А. Виноградова «Винтажный код нашей культуры: Н.В. Гоголь» посвящена значению Гоголя в отечественной культуре, подчеркнуты стержневые направления гоголевского творчества, очерчена определяющая линия развития писателя, от «Тараса Бульбы» до «Выбранных мест из переписки с друзьями», представляющих собой два самых патриотических произведения русской классической словесности. «Любовь к Гоголю носит особый «элитарный» характер, ибо «много званых, но мало избранных. Исключительность писателя заключается более всего в способности пробуждать «лучшие» струны нашей души», – подчеркивает И.А. Виноградов. Для оценки раритетных, марочных вин в виноделии употребляется слово «винтаж»; им определяют старые, выдержанные вина, полученные в редкие урожайные годы. Можно сказать, что гоголевское наследие в нашей литературе – это тот самый воз с заповедным вином, приобщаясь к которому мы проходим обряд посвящения в удивительный духовный мир писателя. Наследие Гоголя – это одно из самых изысканных, дорогостоящих, «коллекционных» «вин» нашей востребованной во всем мире классики. Произведения Гоголя являются одновременно и «винтажными», то есть уникальными и многоценными, и крайне актуальными. Чем объясняется это уникальное своеобразие Гоголя? Во-первых, укорененностью писателя в традиционной многовековой, связывающей и прошлое, и будущее – в сочетании с глубокими историческими познаниями Гоголя, полученными им еще во время обучения в Нежинской гимназии. Гоголь вступил в отечественную словесность не только как веселый и оригинальный рассказчик, но и как глубоко национальный, органично связанный с народным творчеством, воспитанный фольклором поэт. Это делает Гоголя одним из «краеугольных камней» русской, украинской, славянской и мировой культуры. «Вторая составляющая Гоголя – сердцевина народной культуры и жизни – православие. Именно Гоголь, с его внешне странной и противоречивой судьбой, является одним из главных, последовательных выразителей знаменитой русской формулы, включающей основы русского бытия – Веру, Царя и Отечество – Православие, Самодержавие и Народность. Под знаком этой «триады» помещается все творчество Гоголя», – подводит итог И.А. Виноградов (Литература в школе, 2018, № 10).

3

Литературный критик, писатель, исследователь жизни и творчества Н.В. Гоголя Игорь Петрович Золотусский в статье «Я человек, Ваше Сиятельство» комментарий к «Похождениям Чичикова». Чичиков и Наполеон» предлагает каждому, кто возьмет в руки этот комментарий, последовать за ним в страну, знакомую почти каждому с детства. «Мертвые души» – книга, которая требует терпения и неторопливого чтения. Имя Наполеона не раз возникает на страницах «Мертвых душ». Бонапарта чтили в дворянских домах, где на разных бюро и столах стояли бронзовые статуэтки императора французов, но для народа он был непрошеный гость. Наполеон прошел мимо Полтавы к Москве, когда Гоголю было три года. Полтавское дворянство начало собирать ополчение. Гофмаршалом – то есть предводителем ополчения – был родственник Гоголей Дмитрий Прокофьевич Трощинской, а казначеем при нем состоял отец Гоголя. А в саму действующую армию было поставлено девять полков из полтавских казаков. Наполеон отправился во второе изгнание, когда Гоголь жил в Васильевке. В 1821 году завоеватель Европы окончил свой век на острове Святой Елены в Атлантическом океане. Лицеист Гоголь на страницах рукописной «Книги всякой всячины» делает запись о «высоте некоторых замечательных памятников». И помещает здесь размеры «высочайшей из пирамид Египта», «купола собора Святого Петра в Риме», «балюстрады башен собора Парижской Богоматери», «колонны на Вандомской площади», поставленной в честь побед Наполеона. Колонну, отлитую из захваченных в боях пушек, венчает фигура Наполеона в одеянии римского императора. Сорок четыре с половиной метра высоты – таков апогей и потолок земной власти. Первые иллюстраторы поэмы Гоголя так и изображали Чичикова: в профиль – чистый Наполеон. Гоголь иронизирует не только над личностью «завоевателя», его любовью к славе, но и над историками, которые чтут таких, как он. Наполеон в «мертвых душах» комичен: в нем нет ни высокого, ни трагического. Комизм положения Наполеона и комизм «предприятий» Чичикова состоят в несоответствии их видимой миру маски и того, что скрыто под ней. Наполеон обманывает Францию и человечество, а Чичиков – губернский город. Сходство между героем Гоголя и Наполеоном дополняет сабля, которую Чичиков возит с собою для устрашения разбойников. В описи вещей Наполеона, оставшихся после его смерти, также значится «сабля». Разница в гардеробе Наполеона и Чичикова, тем не менее, есть: у одного – шуба на медведях, у Наполеона – из соболей. У Чичикова на дне чемодана один роман, в библиотеке Наполеона на острове Святой Елены – 1814 томов. Наполеонов кодекс, где определены нормы гражданского права, в применении к реформам русского помещика смотрится как насмешка. Величие Наполеона сильно снижается его лицедейством, как и игра в благородство у Чичикова, его рассуждения о Диогене, о гетовском «Вертере» и прочее. И все же, нет ли в Чичикове чего-либо общего с Наполеоном? Об этом подробно расписано Игорем Петровичем Золотусским в комментариях к «Похождениям Чичикова». Чичиков и Наполеон» (Литература в школе, 2014, № 10).

В отечественном литературоведении первая сцена из «Мертвых душ» традиционно рассматривается в двух планах: в плане обсуждения вопроса, какой смысл несет в себе гоголевское выражение «два русские мужика», и в плане «обличения пороков русской жизни». У каждой из указанных тем есть своя обширная библиография. Борис Куркин, профессор, автор романов, повестей и рассказов, книг и статей, посвященных творчеству А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя в статье «Русское колесо. Размышления над первой сценой Мертвых душ» рассматривает противоречивые оценки литературоведов и критиков первой сцены «Мертвых душ», автор дает свое прочтение спора мужиков о колесе, которое отказывается везти Чичикова. Двум гоголевским мужикам, обсуждающим вопрос, «доедет колесо или не доедет», явно не повезло: большинство отечественных филологов видели в них и до сих пор видят символ безысходности и тупости русской жизни. Так в чем же неоднократно упоминаемый в литературоведении «идиотизм ситуации»? В чем тут бессмыслие и тупость жизни? Обратим внимание на то, что это были крепостные мужики одного из окрестных помещиков и были они под хмельком. Да и не сказано у Гоголя, что они были пьяные. То, что это были мужики, крайне важно для нас как читателей. Мужик, как никто другой, занят живым и богоугодным делом. Приехавший в город Чичиков живет мертвечиной. Его занятие – спекуляция призрачным и несуществующим. Показательно, что Чичиков останавливается в гостинице, расположенной напротив кабака. Иными словами, Гоголь символически и зримо противопоставляет бытийное начало мужика началу небытийному – Чичикову. Два вышедших из заведения мужика лишь подчеркивают обыденность или даже унылость происходящего. На душе у них тихо и спокойно. А вот колесо. О чем говорить двум подвыпившим мужикам? О первом, что попалось на глаза. Колесо в мужицком хозяйстве вещь незаменимая. За мужиком стоит Правда, за Чичиковым – ложь. Но если мужик пребывает в циклическом времени, в вечном круговороте Бытия, то Колесо становится и Символом Мужика. Так первая сцена «Мертвых душ» становится той точкой, которая рождает Вселенную гоголевской поэмы (Литература в школе, 2014, № 11).

4 5

Статья учителя гимназии Ироиды Александровны Щеголевой «В поисках души. Поэма Н.В. Гоголя «Мертвые души»: опыт интертекстуального анализа» из номера в номер знакомит с литературными уроками по произведению Гоголя (Литература в школе, 2016, № 4; 5; 2017 № 4, 8; 2018, № 4). Это позволяет расширить теоретико-литературные знания о поэме «Мертвые души» за счет освоения различных видов интертекста: мифологического, библейского, дантовского, гофмановского. Педагогические приемы позволяют развивать навыки параллельного чтения художественных произведений, использовать в ходе работы над текстом различные средства наглядности. Статью дополняют иллюстрации Д. Ланевича к поэме Гоголя, таблицы «Чичиков в галерее «мертвых» душ, а также Манилов, Коробочка, Ноздрев, Собакевич, Плюшкин в галерее «мертвых» душ, таблица «Элементы народной смеховой культуры в «Мертвых душах» в которой расписаны: смешные имена, отчества, фамилии; Диалоги, построенные на алогизмах и нелепицах; Гиперболические трапезы; Крики, потасовки, драки. Завершается статья примечаниями, где дан список использованной литературы.

6

В советское время школьникам разъясняли, что основной пафос «Мертвых душ» – это обличение крепостного права и бездушного чиновничества, проще говоря, едкая социальная сатира. Сейчас же, как считает доктор филологических наук Владимир Воропаев в статье «Небесный Помещик и другие загадки «Мертвых душ», делают упор на другое: на морализаторство Гоголя, на художественные особенности гоголевского текста (Фома, 2017, № 5). Но вот о том, что в «Мертвых душах» было важнее всего самому Гоголю, почти не говорят. Чего именно сегодня не замечают в «Мертвых душах»? Между тем у Гоголя есть ясный, четкий ответ – и в самой поэме, и в предсмертных записях. Накануне кончины, обращаясь к соотечественникам, он убеждал: «Будьте не мертвые, а живые души. Нет другой двери, кроме указанной Иисусом Христом…». Часто возникает вопрос, почему «Мертвые души» названы поэмой? Ведь это же проза и слово «поэма» применительно к прозаическому произведению. Говорили о том, что Гоголь назвал так свою книгу в шутку. С этим мнением категорически был не согласен Белинский. В 1842 году, в первой своей статье о «Мертвых душах» он писал: «Нет, не в шутку назвал свой роман поэмой Гоголь. И не комическую поэму он разумел под этим… Высокая вдохновенная поэма пойдет для большинства за преуморительную шутку». Сложность в том, что мы до сих пор не знаем, что такое поэма. Все попытки единого статического определения не удаются. И пушкинский «Медный всадник» – поэма, и некрасовское «Кому на Руси жить хорошо», и «Василий Теркин» Твардовского. «Мертвые души» действительно поэма – эпическая. Но вот что интересно. Белинский, в 1842 году, безусловно считавший «Мертвые души» поэмой, вскоре изменил свое мнение. После выхода второго издания, в 1846 году, он написал другую статью, в которой продолжает хвалить книгу, но его тональность уже меняется. Теперь он видит в ней «важные и неважные недостатки». А дело в том, что к этому времени у Белинского произошла полемика с Константином Аксаковым, который сравнивал Гоголя с Гомером, а «Мертвые души» с «Одиссеей». Вот такие сравнения Белинскому категорически не понравились. Гоголя сравнивали с Гомером многие современники. Какую же задачу ставил себе Гоголь, приступая к написанию «Мертвых душ»? Еще только начиная работу над поэмой, Гоголь пишет Пушкину: «Начал писать «Мертвые души». Мне хочется в этом романе показать, хотя бы с одного боку всю Русь». То есть уже в самом начале он ставит грандиозную задачу. Гоголь сам говорил, что хотел показать русскому человеку себя самого, все достоинства и все недостатки, чтобы путь ко Христу был ясен для каждого. Не только отдельные Чичиковы, Маниловы, Собакевичи и Плюшкины могут покаяться и духовно возродиться – но это может и весь русский народ. Пути к такому возрождению Гоголь и собирался показать во втором и третьем томах «Мертвых душ». Вы также найдете ответы на вопросы: «Как воспринимали современники Гоголя первый том «Мертвых душ»? Была ли критика? Известно, что Гоголь сжег рукопись второго тома «Мертвых душ». Зачем он это сделал? И что именно он сжег? Что об этом думают современные исследователи? В чем для нас, людей XXI века, может быть урок «Мертвых душ»? Не устарели ли они в контексте современной жизни, современных проблем? (Фома, 2017, № 5). Владимир Воропаев в статье «Тайна великой поэмы» продолжает разговор о поэме «Мертвые души» о смысле названия поэмы, устанавливается связь замысла произведения с евангельской традицией, раскрывает важнейшие понятия этики и эстетики писателя – пошлость пошлого человека. Общепризнано, что определяющей чертой гоголевских типов является пошлость. Но что такое пошлость? В старом, первоначальном значении, пошлый – обыкновенный, заурядный, ничем не примечательный. В начале шестой главы «Мертвых душ» Гоголь употребляет это слово именно в таком значении. Автор говорит, что в лета его юности, ему случалось подъезжать к какому-нибудь новому месту, и оно представало перед ним своею «не пошлою наружностью». По словам Гоголя, главное свойство его таланта определил А.С. Пушкин: «Он мне говорил всегда, что еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем». Пошлость у Гоголя – это печать духовного убожества, которое можно найти в каждом человеке. Герои Гоголя пошлы, так как они мертвы духовно. Поэтому своеобразным ключом к смыслу поэмы является ее название. Прежде всего, оно имеет буквальное значение, связанное с сюжетом. Мертвые души – это «товар», который покупает Чичиков, а именно души умерших крестьян, которые числятся живыми. Гораздо важнее буквального – иносказательный, метафорический смысл названия поэмы. Мертвые души – это помещики и чиновники, сам Чичиков. По Гоголю, души его героев не вовсе умерли. В них, как и в каждом человеке, таится подлинная жизнь – образ Божий, а вместе с тем и надежда на возрождение. В Толковом словаре Владимира Даля одно из значений слова мертвый – «человек невозрожденный, недуховный, плотской или чувственный». Это значение близко к тому, в котором употребляет данное слово и Гоголь. Выражению «Мертвые души» именно Гоголь придал тот специфический смысл, в котором мы употребляем его и сегодня. Однако писатель шел здесь от евангельской традиции. К которой и восходит понимание мертвой души как духовно умершей (Литература в школе, 2017, № 12).

Общеизвестно, что при анализе комедии «Ревизор» читатели легко понимают социальный пласт. В «Ревизоре» два плана проблематики – общественная и нравственная. Общественная проблематика проявляется при изображении социальных преступлений и нарушений, нравственная – моральных пороков и недостатков. Комедия обращена к каждому человеку, в ней отразилась наша душа в самом бедственном состоянии. Взглянуть на себя трезво – такой поступок требует мужества. Орлова Ольга Валерьевна, учитель русского языка и литературы, автор статьи «Нравственный смысл комедии Н.В. Гоголя «Ревизор» делает упор на нравственное содержание комедии, проводит беседу с элементами комментария, предлагает учащимся сообщения с элементами дискуссии и в завершении групповая работа с интерпретацией финала комедии, подведением итогов урока с домашним заданием и раздаточным материалом. Учитель предлагает написать комментарий, объяснить и оценить гоголевскую цитату к размышлениям Гоголя о комедии «Ревизор»: «Не с Хлестаковым, но с настоящим ревизором оглянем себя! Клянусь, душевный город наш стоит того, чтобы подумать о нем, как думает добрый государь о своем государстве…» (Литература в школе, 2017, № 3).

В статье В.А. Воропаева «Император Николай I как зритель «Ревизора» говорится об отношении императора Николая I к произведению Гоголя, рассматриваются разные версии причины высочайшего покровительства. Утверждается, что государь Николай Павлович узнал себя в фантазиях Хлестакова. 29 апреля 1836 года Гоголь писал актеру Михаилу Щепкину: «Если бы не высокое заступничество Государя, пьеса моя не была бы ни за что на сцене, и уже находились люди, хлопотавшие о запрещении ее». Государь император не только сам присутствовал на премьере, но велел и министрам смотреть «Ревизор». Почему императору Николаю I понравился «Ревизор»? Вопрос этот издавна интересовал исследователей творчества Гоголя. В статье рассматриваются различные версии по этому поводу (Литература в школе, 2014, № 4).

7

Полтора столетия назад спор между Гоголем и Белинским сотрясал русское общество. Отголоски этого спора мы помним из школьного курса литературы… Знаменитое письмо Белинского Гоголю: «проповедник кнута», «апостол невежества». Казалось бы, дела давно минувших дней – но нет, и в наше время в России гремят все те же споры. Кто же прав? И что именно случилось тогда, почти 170 лет назад? Размышляет доктор филологических наук Владимир Воропаев в статье «Гоголь и Белинский: история великой схватки двух мыслителей». С чего все началось? В самом начале 1847 года вышла из печати книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями», которая произвела в русском образованном обществе впечатление разорвавшейся бомбы. У книги были сторонники, но гораздо больше было противников, самым ярким и громким из которых оказался Белинский. 7 февраля 1847 года в журнале «Современник» вышла его рецензия на «Выбранные места…», где он подверг книгу уничтожающей критике. Затем, летом того же года, началась переписка между Белинским и Гоголем – та самая идейная схватка, о которой идет речь. Что же такого в этой книге? «Выбранные места из переписки с друзьями» – не художественная проза, а публицистика, прямое авторское высказывание. Трудно одним словом определить жанр, но если говорить современным языком, то можно назвать «Живой журнал» писателя. Это композиция из писем, частью адресованных известным людям, а частью – обозначенным лишь инициалами или никак не обозначенным. Письма эти перемежаются эссе и литературоведческими статьями. Вот лишь несколько заголовков из книги: «О лиризме наших поэтов», «Русский помещик», «Близорукому приятелю», «Страхи и ужасы России». Начинается книга с авторского завещания и завершается эссе «Светлое воскресенье». Содержательно – это попытка проповедать христианство современникам, причем современникам, весьма от веры далеким. Проповедь Гоголя при этом не абстрактна, но это не курс догматического богословия. Главный упор он делает на том, как следует жить по-христиански, будучи тем, кем ты являешься – писателем, чиновником, помещиком и так далее. К сожалению, «Выбранные места» подвергались существенной цензурной правке: пять писем были полностью убраны, в других были сделаны исправления. Гоголь был очень расстроен по этому поводу. Гоголь искренне надеялся, что читатели восторженно примут его книгу. Но все получилось иначе. У книги действительно были сторонники: Алексей Хомяков, князь Петр Вяземский, Иван Аксаков и в значительной мере Петр Чаадаев, но гораздо больше было противников: Герцен, Белинский, Грановский, Тургенев, Анненков, Сергей Тимофеевич Аксаков, его сын Константин Аксаков. Примечательно, что и русское духовенство встретило книгу Гоголя без какого-либо восторга. Еще более резко отозвался о книге протоиерей Матфей Константиновский, который вскоре станет духовником Гоголя. Его слова не сохранились, но сохранился ответ ему Гоголя, который тот написал 9 мая 1847 года: «Не могу скрыть от вас, что меня очень испугали слова ваши, что книга моя должна произвести вредное действие и я дам за нее ответ Богу». В чем же причина такого отношения к книге со стороны столь разных людей: от атеистов и социалистов до православных священнослужителей? Публику возмутило, что светский человек берется за христианскую проповедь, занимается несвойственным ему делом. Впрочем, все отзывы духовенства о книге Гоголя носили частный характер, а вот критика со стороны светского общества была публичной, в газетах и журналах. О дуэли на письмах Белинского и Гоголя, о сути письма, кто же победил, читайте в журнале Фома, 2016, № 8.

В статье «Изучаем повесть Н.В. Гоголя «Невский проспект» вместе с Ю.В. Манном» Татьяны Калгановой, редактора журнала «Литература в школе», предлагается организация самостоятельной познавательной деятельности учащихся: вопросы для анализа текста повести, задания, формирующие умения работать с художественным и научным текстом, создавать свой текст. Статья представляет собой материалы к урокам: от истории создания повести «Невский проспект» и подготовки к чтению и восприятию ее учащимися до справочного материала по теме (Литература в школе, 2018, № 7). «Невский проспект» вместе с повестями «Записки сумашедшего», «Портрет» (1835), «Нос» (1836), «Шинель» (1842) относятся к циклу петербургских повестей Гоголя, хотя сам писатель не объединял их в особый цикл, не использовал названия «петербургские повести». Все они написаны в разное время, не имеют общего повествователя или вымышленного издателя, однако вошли в русскую литературу и культуру как художественное целое, как цикл, потому что, являясь самостоятельными, повести объединены общностью тематики (жизнь города Петербурга), проблематики (отражение общественных противоречий), схожестью основного героя («маленький человек»), целостностью авторской позиции и, как показал Ю.В. Манн, – своеобразием поэтики, в частности фантастического.

Фольклор в разнообразных его проявлениях имел большое значение для Гоголя. Это относится не только к старинным преданиям, обрядам, мифам и легендам, которые он использовал при создании «Вечеров на хуторе близ Диканьки», повести «Тарас Бульба», но и к песням. Ирина Монахова, член Союза писателей России, автор книг «Бог и человек: путь навстречу», «Небесное и земное. Статьи о художественном и духовном творчестве Н.В. Гоголя», в статье «Народная песня в жизни Н.В. Гоголя» рассматривает роль народной песни в жизни и творчестве Н.В. Гоголя, влияние украинского и русского песенного фольклора на содержание и поэтику его произведений. Также Гоголь много занимался собиранием украинских и русских народных песен. Он любил просто послушать народные песни, а при хорошем расположении духа и спеть. Не случайно в ранних повестях Гоголя так много цитат из народных песен, а герои их нередко поют и пускаются в пляс. Да и сам слог его произведений своей простотой, мелодичностью и яркостью как будто идет вслед песенной стихии. Например, герой «Майской ночи» Левко поет возле дома Ганны: «Солнце нызенько, вечер блызенько, Выйды до мене, мое серденько!». Всю жизнь для Гоголя народные песни оставались его неизменным увлечением и одним из самых светлых впечатлений. Поэтому и с людьми, разделявшими это его пристрастие, ему было особенно легко, исчезала его обычная замкнутость, застенчивость. Среди них были, М.С. Щепкин, О.М. Бодянский, М.А. Максимович. В последние годы, живя в Москве, Гоголь часто бывал в гостях у Аксаковых, где находил полное понимание своего увлечения народными песнями. Здесь тоже ценили, любили послушать и попеть. Таким образом, история гоголевской любви к народной песне, начавшаяся в детстве, продлилась до последних его дней (Литература в школе, 2016, № 12).

С выпусками журнала «Литература в школе», «Фома» вы можете познакомиться в зале оперативной информации Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина по адресу: ул. Коммуны, 69. Тел.: 264-75-19.

 

Наташа Крылова

© 2016 - 2019 МКУК ЦБС города Челябинска